Антисемитизм и нацизм - неотъемлемая часть политического мира Австрии

Перевод с итальянского


В 1975 году был опубликован первый том автобиографии известного австрийского писателя Томаса Бернхарда под названием «Причина». В середине книги Бернхард описывает эпизод своего детства, который свидетельствует о малоизвестной, но достаточно распространенной стороне жизни австрийского общества - взаимопроникновении нацизма и католицизма.

Бернхард пишет: «В стенах колледжа я не видел серьезных изменений, если не считать того, что комната, так называемая гостиная, где нам преподавали положения национал-социализма, теперь стала часовней; на месте подиума, на который до начала войны поднимался Грюнкранц и обучал нас доктрине Великой Германии, сейчас появился алтарь; на стене, где висел портрет Гитлера, сегодня висит большое распятие, а на месте фортепьяно, на котором играл Грюнкранц, аккомпанируя нашим национал-социалистическим гимнам «Знамёна ввысь!» или «Дрожат одряхлевшие кости», ныне стоит орган».

Лежащее в основе всего лицемерие, которое в произведении Бернхарда описывается в самом начале послевоенных времен, нашло свое отражение, укореняясь в австрийском обществе главным образом в трех формах: католицизм, антисемитизм и немецкий национализм.

После Второй мировой войны немецкий национализм, философия тех, кто верит, что австрийцы являются никем иными, как немцами, отделенными от родины, мечтающими вернуться в состав Германии, был представлен главным образом деятелями партии АПС. Австрийская партия свободы (АПС) возникла в 1956 году на руинах Крестьянской партии и партии Великой Германии как общегерманская, националистическая либеральная партия.

В дипломной работе Давида Мейера (David Meijer) отношения между АПС и церковью описываются как конфликтные или разобщенные до 1997 года, когда Эвальд Штадлер (Ewald Stadler) ввел понятие «позитивного видения христианства» в рядах партии. Это позитивное видение сохраняется до сих пор главой АПС, Хайнцем-Кристианом Штрахе (Heinz-Christan Strache), который сочетает антиисламистские высказывания с риторикой защиты христианских истоков Европы, зачастую подвергаясь нелестной критике в свой адрес за использование религиозной символики, например, распятия.

Связь между АПС и немецким национализмом, идеологией, очень слабо отделенной от истинного неонацизма, не прерывалась с 1956 года. Главную роль в этой связи играют студенческие братства (буршеншафты), которые аналитик и эксперт по братствам Бернхард Вайдингер (Bernhard Weidinger) описал как «особый тип братства, который в Австрии сыграл важную роль в устранении препятствий на пути к национал-социализму».

 «Многие члены братств, - дополняет профессор Вайдингер, - играли ключевую роль при нацистском режиме. На политическом уровне они стали интеллектуальной основой АПС».

На самом деле на призыв буршеншафта откликнулись все самые сильные политики Австрийской партии свободы последних сорока лет. Йорг Хайдер (Jörg Haider), секретарь АПС с 1986 по 2000 год, состоял в обществе Akademische Jägerschaft Silvania Wien, которое до сих пор готическими буквами пропагандирует свой призыв «к консервативным голосам, которых требует наше время». Норберт Хофер (Norbert Hofer), недобравший лишь несколько голосов до победы на австрийских президентских выборах в прошлом году, состоит в обществе Marko-Germania, а нынешний глава партии Хайнц-Кристиан Штрахе (да, тот самый, который несколькими строками выше размахивал распятием, заявляя о корнях Европы) однозначно связан с академическим обществом Aldania Wien, а также с Wiking Jugend, молодежной организацией, вдохновленной неонацистскими идеями, основанной в 1952 году и официально признанной незаконной австрийским Министерством внутренних дел только в 1994 году.

Глубоко враждебно по отношению к немецкому национал-социализму и национализму настроены политики Австрийской народной партии (АНП). АНП родилась из пепла христианских социалистов, партии, основанной в 1893 году Карлом Люгером, деятельным бургомистром Вены на рубеже XIX и ХХ веков.

Среди поклонников Люгера, избирательные кампании которого были ориентированы исключительно на антисемитские взгляды населения, был Адольф Гитлер, который находился в Вене в годы, когда Люгер занимал пост бургомистра. В книге «Моя борьба» Гитлер отмечает: «Я вижу Люгера не просто лидером; это самый сильный немецкий бургомистр всех времен». Послевоенное наследие Люгера будет принято его близким другом Леопольдом Куншаком (Leopold Kunschak), который станет одним из основателей АНП, а также первым лидером новой партии. В своей работе «От предрассудков к преследованию: история австрийского антисемитизма» Брюс Ф. Поли (Bruce F. Pauley), почетный профессор Университета центральной Флориды, рассказывает, как Куншак, трепеща перед ростом популярности нацистского антисемитизма и враждебного католического антисемитизма, в 1936 году, после неоднократных критических высказываний в адрес режима Дольфуса в течение 1933 года за излишнюю терпимость по отношению к евреям, повторно вынес на рассмотрение законопроект 1919 года, в котором он настаивал на сегрегации евреев за семнадцать лет до того, как нацистская Германия обнародовала Нюрнбергские законы.

В 2000 году сформировалась первая коалиция между АНП, которая на тот момент уже имела устоявшуюся славу партии с христианско-демократическими и консерваторскими взглядами, практически аналогичной Христианско-демократическому союзу Германии, и АПС, которая в 2000 году находилась в руках Йорга Хайдера, сына убежденных нацистов, которого в свое время часто обвиняли за резкие, если не сказать прямо, антисемитские высказывания. Подобная коалиция привела к сильному возмущению на международном уровне, и большая часть членов Евросоюза на тот момент ограничила дипломатические отношения, сократив их до урегулирования технических вопросов. Последовала жесткая критика со стороны Израиля в связи с тем, что АПС вошла в правительственную коалицию. Отношения немного потеплели, лишь когда Хайдер не был назначен в кабинет Правительства, и в ответ на это он подал в отставку с должности председателя партии.

Несмотря на отставку Хайдера, годы правления АНП-АПС оставили тяжелый след на многих иммигрантах, которые жили в Австрии в начале двухтысячных, и те годы до сих пор вспоминают как годы господства ксенофобии и нетерпимости.

Сегодня мы вновь оказались перед реальной возможностью того, что две партии, наследием которых стали выраженная нетерпимость, антисемитизм и неонацизм, которые они не всегда отрицали и от которых не полностью отказались, могут объединиться, чтобы сформировать правительство, и никто не протестует против этого даже в половину той силы, с которой протесты выражались в 2000 году.

Безрассудный шаг в сторону правых Курца, который изменил даже традиционному цвету, когда от консервативного черного АНП перешла к бирюзовому, что ближе к историческому голубому АПС, был если и не проигнорирован, то, как минимум, не воспринят всерьёз. Многие даже провели параллели между Курцем и Ренци или Курцем и Макроном, полностью забыв о союзах и прошлом партии, с которым бывшему министру иностранных дел стоило бы считаться.

В действительности, как писал «Курьер», в одном интервью, опубликованном ежедневной израильской газетой Israel Hayom, Курц пытался «откреститься» от любой формы антисемитизма, заявляя, что: «Для меня очень важна борьба против антисемитизма, и наша политика заключается в нулевой толерантности по отношению к любой антисемитской тенденции». Биньямин Нетаньяху, который позвонил Курцу 16 октября, чтобы поздравить его с победой на выборах, выразил удовлетворение в отношении шагов, которые Австрия сделала за последние годы, чтобы сохранить память Холокоста и бороться с антисемитизмом, а также пригласил премьер-министра посетить Израиль. Вячеслав Моше Кантор, Президент Европейского еврейского конгресса, заявил, говоря о АПС, что «партия, которая представила себя с предвыборной платформой, основанной на нетерпимости, и которая постоянно враждебно настроена по отношению к иммигрантам, никогда не должна получить место в правительстве».

Вице-президент Ариэль Музыкант (Ariel Muzicant) добавил, что для еврейского сообщества «возможность присутствия АПС в следующем правительстве представляет собой большую проблему». Музыкант известен также высказыванием, которое сделал в его адрес Йорг Хайдер, пошутив, что он задается вопросом, как человек с именем Ариэль может быть таким грязным. Карл Пфайфер (Karl Pfeifer), австрийский журналист, процитировал это высказывание в качестве классического примера того, что называется скрытым антисемитизмом: «Несмотря на явно выраженное указание на выражение «грязный еврей», позже Хайдер заявил, что шутка относилась исключительно к Ariel, известному бренду стирального порошка».

Как бы то ни было, нелегко доверять заявлениям о благоразумии Курца. В одних из телевизионных дебатов, которые проходили в рамках предвыборной кампании на канале ОЕ24, выступали Хайнц-Кристиан Штрахе, лидер АПС, с одной стороны, и Себастьян Курц с другой. На 4:42 минуте Курц, говоря о миграционной политике, заявил: «Я уже говорил, что мы должны брать пример с Австрии (страны, известной скандалами, связанными с плохим обращением с мигрантами в центре Науру, - примечание редактора). Вы помните, что тогда возникла огромная волна возмущений, направленных против меня. Норберт Хофер (соратник по партии Штрахе, - примечание редактора) при этом сказал, что он был бы согласен с такой политикой». Штрахе без обиняков ответил, что именно Курц за семь лет, проведенных на должности министра иностранных дел, является одним из главных ответственных лиц за иммиграцию, которая произошла в Австрии, и обвинил его в том, что в тот период он был «во чреве госпожи Меркель». Дебаты становились все более напряженными, и Курц приписал себе заслугу в том, что он закрыл Балканы: «Вы сказали, что «балканский путь» был закрыт Орбаном. Позвольте мне напомнить Вам, как на самом деле развивались события. [Закрытие «балканского пути»] произошло по инициативе Австрии в сотрудничестве с другими восточно-балканскими странами». Незадолго до этого Курц сказал, что он готов назначить Орбану встречу с Штрахе, чтобы прояснить вопрос о том, чьей заслугой является закрытие «балканского пути». Благодаря вмешательству журналистов тема дебатов была изменена, но у всех сложилось впечатление, что они готовы были с удовольствием спорить дальше  о том, кто из них двоих ближе к Орбану.

Вероятно, под впечатлением от этих дебатов 27 сентября вышла статья Доминика Барты (Dominik Barta) в Der Standard, в которой он провел параллель между Себастьяном Курцем и Карлом Люгером.

Барта пишет: «Около столетия спустя, после ряда эффектных трансформаций из «христианских социалистов и антисемитов» (одно из первоначальных названий партии, предшествующей АНП) родилось бирюзовое движение и его представитель Себастьян Курц. Как и основатель христианских социалистов Карл Люгер, которого многие называли просто «красавчик Карл», Курц тоже отличается обаянием». Барта продолжает проводить параллель и напоминает, как Люгер получил голоса, используя ненависть населения к чехам и евреям. Таким же образом Курц притеснял незаконных переселенцев и мусульман. Статья завершается риторическим вопросом: «Это и есть человек, на которого возлагают надежды сторонники так называемой социально-христианской политики? Вести речи в том же ключе, что и в 1911 году, как будто с тех пор не было двух мировых войн».

Это утверждение однозначно заставляет задуматься, потому что, как наверняка помнят многие, Вена всегда была барометром политических настроений в Европе, всего за два года прошедших путь от твита Эндрю Штройляйна (Andrew Stroehlein) из организации Human Rights Watch до риска образования новой коалиции АНП-АПС и определенных тональностей дебатов; и если этот барометр всё ещё верен, впереди - настоящая буря.