Пределы ядерного сдерживания. Россия и США могут вернуться к гонке стратегических вооружений

Илья Крамник


Состоявшийся в начале октября в Париже юбилейный, десятый по счету Международный Люксембургский форум по предотвращению ядерной катастрофы констатировал ухудшение обстановки в этой сфере. Десять дней спустя тема возможной ядерной гонки прозвучала в выступлении президента России на Валдайском форуме. Масштаб возможной угрозы оценивал портал iz.ru.

В Сочи Владимир Путин изложил, наверное, наиболее детальный перечень противоречий между Россией и США по проблеме ядерного сдерживания и стратегической стабильности. Президент России упомянул о выходе США из договора по противоракетной обороне, срыве исполнения соглашения по утилизации плутония и претензиях, предъявляемых Вашингтоном к договорам о ракетах средней и меньшей дальности и о сокращении наступательных вооружений, как об основных факторах дестабилизации стратегического баланса. Отдельно были отмечены смежные политические проблемы, включая принятый в США начиная с 1990-х годов курс на глобальное военное доминирование в сочетании с вмешательством во внутренние дела других государств, включая Россию.

Кто уговорит Северную Корею?

В Париже первую скрипку играла тема Северной Кореи. Второе и третье места между собой поделили риск выхода США из ядерной сделки с Ираном и нарастающее противостояние между США и Россией.

О сложившейся неблагоприятной обстановке в сфере ядерного нераспространения говорили практически все участники форума. Увеличение влияния дестабилизирующих факторов отметили участвовавшие в работе форума Тони Блэр (премьер Соединенного Королевства в 1997–2007 годах), Уильям Перри (министр обороны США в 1994–1997 годах), президент форума Вячеслав Кантор и другие.

Корейская тема звучала громче всего, при этом формулировки отношения к ней демонстрировали интересный парадокс современной политики. С одной стороны, в ряде выступлений говорилось, что создание в КНДР ядерного оружия и средств доставки рассматривается Пхеньяном в качестве гарантии суверенитета, с другой - представители западных держав, начиная с британского экс-премьера Тони Блэра, все как один отмечали, что политический режим КНДР не может быть признан в качестве ответственного обладателя ядерного оружия в силу своей сущности.

Проблема заключается в том, что нежелание нескольких поколений действующих западных политиков признавать Пхеньян в качестве равноправного субъекта переговоров и участника системы региональной (и международной) безопасности уже привело к тому, что КНДР является ядерной державой по факту и, очевидно, не откажется от этого статуса добровольно.

Названное обстоятельство является основным отличием между проблемами КНДР и Ирана. На это отличие обратил внимание и бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов, отметивший, что если с Ираном велись длительные и сложные, но прямые переговоры и консультации, то КНДР в принципе оказалась выключена из диалога.

Эту проблему признавали и некоторые зарубежные участники форума, призывавшие Россию и Китай оказать давление на КНДР с целью принудить Пхеньян прекратить развитие собственного ракетно-ядерного арсенала, и подобные призывы являются, наверное, лучшим свидетельством паралича, в котором оказалась современная система международных отношений в принципе: западные игроки и их союзники, с одной стороны активно противодействующие Пекину и Москве и усиливающие давление на них, в том числе и военное, в силу ряда критических военно-политических противоречий, с другой стороны требуют от них содействия в решении собственных задач.

Сказанное не означает, что ядерная программа Пхеньяна не является проблемой для Пекина и Москвы: ни новый арсенал близ границ, ни угроза дальнейшего распространения оружия массового уничтожения явно не прибавляют России и Китаю хорошего настроения и требуют каких-то мер парирования возможных угроз. Вместе с тем в осторожных реакциях российских и китайских участников форума на заявления западных коллег регулярно слышался не заданный прямо, но очевидно подразумевающийся вопрос: «А почему мы должны делать это для вас, и что мы получим взамен?»

Атмосферу явно не оздоровляет и сохраняющаяся угроза выхода США из ядерной сделки с Ираном. По оценке собеседников iz.ru в российских военно-дипломатических кругах, эта угроза прямо провоцирует страны третьего мира на развитие ядерных арсеналов, доказывая, что наличие собственного ядерного оружия и межконтинентальных средств доставки является единственной гарантией от военного нападения со стороны США.

Кто уговорит Москву и Вашингтон?

Проблема в том, что предложить что-то взамен прямо сейчас, очевидно, не готова ни одна из сторон. Россию в контексте ядерной угрозы интересует в первую очередь не столько ядерный арсенал КНДР, сколько уже отчетливо видимый на горизонте срок истечения договора СНВ-3. События последних нескольких лет, очевидно, не способствуют продолжению даже минимальных экспертных консультаций по подготовке нового документа, тем более что ни на один из вопросов, которые ставились российскими военными и дипломатами в ходе подготовки СНВ-3, так и не получен удовлетворительный ответ.

США продолжают во взаимодействии с союзниками развивать систему противоракетной обороны, создают систему неядерного быстрого глобального удара (БГУ) в сочетании с отсутствием переговоров по космосу и развитию неядерных высокоточных ударных средств. Совокупное действие этих факторов исключает дальнейшее сокращение стратегических наступательных вооружений РФ, поскольку такое сокращение может поставить Россию под угрозу обезоруживающего удара с перехватом уцелевших ракет системой противоракетной обороны. В этих условиях вероятность того, что Россия и США договорятся о дальнейшем сокращении стратегических ядерных арсеналов до истечения в 2021 году срока действия действующего договора СНВ-3, почти равна нулю. Если же не удастся и продлить это соглашение, что также вполне вероятно, то не исключено, что мир впервые с конца 1980-х годов столкнется с наращиванием ядерных потенциалов двух основных членов клуба. Во всяком случае, у обеих сторон есть для этого и политические, и военные, и технологические предпосылки.

О вероятности неблагоприятного развития событий в сфере ядерного противостояния России и США говорил и президент России Владимир Путин, остановившись на возможности выхода США из договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). «Если есть желание выйти из договора у американских партнеров, с нашей стороны ответ будет мгновенным - хочу об этом сразу предупредить - и зеркальным», - заявил он на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай» в Сочи.

Президент России отметил, что обстановка последовательно ухудшается на протяжении довольно длительного времени, обратив внимание на требование конгресса США выделить финансирование на программу ракет средней дальности и на наличие соответствующих систем у России.

Об угрозе, нависшей над договором о РСМД, говорил и президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор, отметивший, что прекращение действия этого документа способно привести к критическим последствиям для Европы, России и США.

Оценивая возможность возобновления ядерной гонки между Россией и США, можно отметить несколько факторов. Во-первых, помимо гипотетических наземных систем средней дальности, судьба которых зависит от судьбы договора о РСМД, обе стороны ведут разработку перспективных систем вооружения, призванных прийти на смену действующим элементам ядерной триады, многие из которых помнят времена холодной войны. Во-вторых, в силу приоритетов последних 25 лет у России есть определенное преимущество в разработках в этой сфере в виде нескольких перспективных систем, разработка которых пришлась на последние полтора десятилетия. Ранее эти системы - в первую очередь подвижный грунтовой ракетный комплекс «Рубеж» и БЖРК «Баргузин» - рассматривались в том числе и как элемент торга в возможных переговорах о новом этапе сокращения СНВ. Сейчас они могут стать средством наращивания возможностей российских стратегических ядерных сил в случае возможного прекращения действия договора о РСМД - увеличив мощность группировки, нацеленной на территорию США, в ответ на возможное развертывание в Европе американских ракет средней дальности.

Развитие ситуации в ближайшие несколько лет будет зависеть от нескольких факторов, при этом способность (или неспособность) мира решить проблему северокорейского ядерного оружия является по большому счету второстепенной. Ключ к ядерной безопасности на планете находится где-то между Вашингтоном и Москвой. Но очевидно - и глава государства уже много раз намекал, - что Россия готова проблему как минимум обсуждать.