Вступительное обращение президента Люксембургского форума Вячеслава Кантора к участникам конференции Люксембургского форума в Женеве. 11 июня 2018 года

Вступительная речь Президента Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы

Женева, 11 июня 2018 года

 

Уважаемые представители средств массовой информации!

 

Благодарю всех вас за внимание к нашей конференции.

Сложившееся в мире положение в сфере стратегической и региональной стабильности характеризуется беспрецедентной турбулентностью политических и военных отношений между ведущими коалициями и государствами.  Быстро изменяющаяся  обстановка становится всё более напряжённой и угрожающей, несмотря на отдельные кажущиеся позитивными локальные сдвиги.

Уже после проведения предыдущей юбилейной конференции Люксембургского форума (октябрь 2017 года) мы стали свидетелями повышения напряженности между Россией, Соединенными Штатами и Китаем, роста военного противостояния и соперничества в Восточной Европе, на Ближнем Востоке, в западной части Тихого океана и в Арктике.

Общий тренд военно-политической обстановки в сфере задач Люксембургского форума таков, что ситуация постоянно становится всё более напряжённой, угрожающей и трудно предсказуемой.

Режимы контроля над ядерными вооружениями продолжают деградировать. Договор о ракетах средней и меньшей дальности находится под угрозой, поскольку Россия и Соединенные Штаты не в состоянии устранить взаимные претензии. Беспрецедентная за почти пять десятилетий пауза в переговорах по стратегическим вооружениям продолжается. На сегодняшний день отсутствуют перспективы нового договора между Россией и США. Даже продление Пражского Договора по СНВ на 5 лет, который заканчивается в 2021 году, серьёзно не обсуждается.

Среди новых проблем выход США из ядерного соглашения с Ираном. Наши эксперты прекрасно представляли целый ряд недостатков Совместного всеобъемлющего плана действий (СВДП), единогласно утвержденный Советом Безопасности ООН 20 июля 2015 года, рассчитанного на 10 лет с обязательством Тегерана в течение 15 лет располагать не более 300 кг урана, обогащенного до 3,67%, не производить высокообогащенный уран и оружейный плутоний и другие действия. Но через 10 лет, если не будет другого соглашения, Иран, насколько известно, способен в течение одного - двух лет создать первый ядерный заряд. Соглашение не запрещает дальнейших разработок баллистических ракет большой дальности, которые будут угрожать территории Европейских и других стран.

Всё это понимали участники труднейших переговоров с Ираном, которые продолжались 11 лет. Как и то, что это был лучший результат из всех возможных, поскольку без этой сделки Тегеран уже мог бы обладать ядерным оружием.

В случае её разрушения через те же год-два Иран способен создать ядерный боезаряд для оснащения своих ракет. В этом отношении предоставленная информация о том, что Тегеран обманывал всех, заявляя об отсутствии разработок ядерного оружия, ничего нового не даёт. Главное, что в настоящее время все его практические действия контролируют сотрудники МАГАТЭ, по данным которых условия ядерной сделки полностью выполняются.

Одновременно представляется вполне целесообразным приступить к выработке нового соглашения с Тегераном по ограничениям средств доставки не только ядерного, но и конвенциальных типов их оснащения, к продлению сроков действия СВПД. Переговоры с Ираном вновь будут чрезвычайно трудными и продолжительными, возможны новые жёсткие санкционные режимы в случае отказа Тегерана от будущего соглашения.

Предсказать перспективы урегулирования ядерного кризиса на Корейском полуострове в результате контактов глав США, Южной Кореи, Японии в настоящее время практически нельзя: можно только предполагать различные варианты, которые нам предстоит рассматривать на конференции.

Такие важные договоры и соглашения как Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, Договор о запрете производства расщепляющих материалов, соглашения по плутонию, по безопасности и сохранности ядерного оружия и ядерных материалов находятся в состоянии продолжительного застоя.

Всё это наносит значительный ущерб принципам стратегической и региональной стабильности, по режиму ядерного нераспространения, обеспечение которых отходит на второй план, если не дальше, на фоне попыток ведущих государств разрешить новые глобальные противоречия между ними. Как и не дают возможности вновь объединить усилия по предотвращению угрозы катастрофического ядерного терроризма.

Ведущие в этой сфере специалисты утверждают, что вопрос нужно ставить не «если» произойдёт такой теракт, а «когда». И неужели для понимания этой угрозы нужно дождаться ядерного теракта со всеми катастрофическими последствиями?

Тем более, что общая обстановка, связанная расколом и усиливающейся ненавистью в обществе по различным причинам, приводит к консолидации ультралевых, ультраправых и террористических движений, что ещё больше усиливает угрозы терактов.

Поэтому одной из наших задач должна быть попытка возможно скорее убедить политических лидеров в необходимости объединить усилия, несмотря на все противоречия, для предотвращения такой катастрофы.

Отмечу, что ранее в декларациях Люксембургского форума уже был тезис о том, что дипломатические усилия в таких кризисах необходимо прилагать при неснижаемом режиме санкций. Это можно считать нашим обобщённым выводом и рекомендацией для действий в случае появления похожих ситуаций.

Наши предложения и рекомендации основным международным организациям и главам ведущих государств по повышению режима ядерного нераспространения для укрепления ядерной безопасности и предотвращения катастрофических последствий будут как всегда подготовлены в итоговой декларации конференции.

Благодарю вас за внимание.